Интерьвью с директором Телемир Павлом Моделиным

Телемир

Павел Моделин: будем задавать свой тренд развития

Кабельщик: "Телемир" — довольно "взрослое" предприятие, существует уже более 10 лет. Расскажите, пожалуйста, как строилась компания, что она представляла собой изначально и как прогрессировала в то, чем стала сейчас? Словом, немного истории...
 
Павел Моделин: Оператор связи "Телемир", а именно предприятие "Липецкие кабельные сети", работает на рынке с 2003 года. И на сегодняшний день под брендом "Телемир" группа компаний предоставлет услуги в Липецке и Мичуринске (Тамбовская область). Бренд активно продвигается нами на рынке с 2005 года. Со многими операторами связи Подмосковья и областных центров мы связаны дружбой и обменом опытом, совместным участием в ассоциации "Ростелесеть", но никак не финансами и не общим управлением. 
 
К.: Расскажите об истории компании.
П.М.: Наша компания была создана в августе 2003 года. Я тогда заступил на службу главным инженером. Тем летом у нас состоялась первая командировка в дружественную компанию для обмена опытом — посмотреть, что такое кабельное телевидение. Тогда мы начали строить такие же классические кабельные сети в Липецке — пока аналоговые, без передачи данных.
 
К.: В Липецке до вас было кабельное телевидение?
П.М.: Да, самый крупный оператор работал в MMDS и принадлежал структуре "Новолипецкого металлургического комбината" (НЛМК), входил в его медиахолдинг. Тем не менее, мы стартовали и развивались в первые годы достаточно бурно. Например, только за один март 2005 года к сети, которая составляла 35 тысяч квартир, мы подключили 1070 абонентов. 
 
К.: Помимо MMDS, были ли еще сети? Что представлял собой липецкий кабельный рынок на тот момент?
П.М.: Был MMDS-оператор ТВК, компания "Славия" и "Телемир" — вариантов для абонентов было достаточно. Кроме того, у нас в городе очень широко и технически развито антенное хозяйство. Бывшее МУП "Антенное хозяйство" было удачно приватизировано, теперь это ЗАО, и это ЗАО, по нашим подсчётам, обслуживает сейчас порядка 80 тысяч квартир.
 
К.: Это "Антенное хозяйство" показывает только бесплатные каналы двух мультиплексов?
П.М.: Да, совершенно верно. Но вы же понимаете, что для основной массы абонентов это практически всё телевидение. Вкупе с очень дешёвым интернетом от какого-нибудь "лоукостера" — скажем, 100 Мбит за 200 рублей, что в Липецке очень сильно развито — это представляет собой беспрецедентное по цене предложение на рынке. Скажем, 50 рублей "за антенну" и 200 рублей за интернет 100 Мбит/с — и вы получаете пакет цифрового телевидения и классный (в кавычках) интернет. Ну да, в случае чего, чинить будут долго, звонить будешь упорно, но всё-таки цена очень низкая — и с этим приходится конкурировать.
 
К.: Какова совокупная ёмкость квартирного фонда, сколько домохозяйств в Липецке?
П.М.: По нашим оценкам, 210 тысяч. Наша сеть не охватывает все эти 210 тысяч, мы отстроили сеть приблизительно на 190 тысяч.
 
К.: Кто из федеральных компаний присутствует на рынке?
П.М.: Прежде всего, "Ростелеком" и "ЭР-Телеком Холдинг" (ЭРТХ) — это самые активные компании в последнее время. Причём, насколько я понял, в Липецке они обкатывают многие пилотные решения. Например, камеры на подъезде "Ростелеком" устанавливает пока только в Липецке.
 
 
К.: Если вернуться назад, в 2005 год — вы тогда построили сеть сразу на 190 тысяч квартир?
П.М.: Нет, конечно, наша сеть строилась в несколько этапов. Сначала это была коаксиальная сеть. 2005 год — это самое начало оптических магистралей, которыми мы соединяли между собой коаксиальные кластеры. Было два основных этапа развития, и последний пришёлся на 2012 год — тогда бурное строительство закончилось, вся плотная городская застройка охвачена сетью. Сейчас продолжается качественное развитие. К слову, теперь у нас на очереди новостройки, которые в Липецке очень активно развиваются — Липецкая область побила советский рекорд прироста квадратных метров за год.
 
К.: Как на этом фоне развивались ваши конкуренты — тот же MMDS-оператор? Что с этой сетью сейчас?
П.М.: Её нет.
 
К.: Стало быть, вы получили почти свободную поляну или кто-то пришел еще?
П.М.: "ЭР-Телеком" пришёл в 2010 году и сходу начал активное строительство. Этот оператор начал предоставлять услуги в 2011 году, и тогда все наши планы начали срочно корректироваться, мы начали качественно изменяться и учиться работать по-новому. 
 
К.: Когда в город заходил "ЭР-Телеком", вам поступало предложение о покупке?
П.М.: От "ЭР-Телекома" — нет. Они только в последнее время поменяли стратегию и начали приобретать компании, а до этого "ЭР-Телеком" просто приходил и застраивал город. Но нам поступали постоянные предложения от других игроков, от всех крупных, кого вы знаете. Однако, эти предложения отклонялись.
 
К.: А липецкая компания "Славия",— она до сих пор существует? 
П.М.: Может быть существует, — мы не ощущаем какого бы то ни было конкурентного давления с ее стороны.
 
К.: Стало быть, всего в Липецке сейчас 4 кабельных компании — "Телемир", "Ростелеком", "ЭР-Телеком" и "Славия"? Можно ли озвучить процентное распределение сил в городе?
П.М.: Есть еще операторы "Сумма Телеком", Зеленая Точка, МТТ, NETbyNET— всего получается 7 операторов связи , предоставляющих комплекс услуг. Например, "Сумма —Телеком" — это федеральный оператор, присутствует в городах Белгород, Воронеж, Липецк, Курск, а ещё, кажется, в Махачкале. Как и остальные крупные операторы, компания застроила весь наш город. Так как у "Суммы" уже была построена сеть по технологии "оптика до дома", то они легко выдерживают рыночное давление, демпингуя так же, как и остальные "пришельцы". Впрочем, пожалуй, именно у "Суммы Телеком" более-менее вменяемые цены: 300–400 рублей за 50–100 Мбит. Такого "беспредела", какой был в "МТТ-Дом", когда какие-то бывшие руководители додумались продавать за 100 рублей 100 Мбит/с и довели компанию практически до ручки — такого никто себе уже не позволяет.
 
У "федералов" (уточним, это "Сумма Телеком", МТТ, NetByNet (входит в "Мегафон"), "ЭР-Телеком", "Ростелеком"), как и у нас, застроен практически весь город. Есть ещё у нас такие интересные операторы, как "Айкотел", "Славия", малоизвестная мне "Радуга" и ещё кто-то совсем маленький и вовсе неизвестный. Все они представляют услуги связи — кто-то кабельное телевидение, кто-то еще и интернет.
 
Кто-то посчитал в своё время, что раз тут есть "Новолипецкий металлургический комбинат" (на нём заняты до 40 тысяч человек, плюс "смежники", плюс от него зависит множество предприятий), то здесь Клондайк, у людей есть деньги, и срочно нужно развивать свои сети. В итоге в Липецк понабилось операторов, которые с боем делят этот рынок...
 
К.: Какие услуги наиболее востребованы, чем конкурируют операторы?
П.М.: Если говорить об услугах связи в целом, то в последние годы рост этого рынка связан в основном с домашним интернетом, который активно развивается. Интернет и вообще связь — это единственная услуга в стране, которая дешевеет, всё остальное только дорожает. На рынке Липецка мы занимаем первое место по количеству подключенных к нашим услугам квартир, среди которых интернет, естественно, на первом месте. Когда-то нашим флагманом было кабельное телевидение, но уже давно интернет его обогнал. А сейчас, что неожиданно для многих коллег, мы активно развиваем фиксированную телефонную связь, рост обгоняет наши планы на десятки процентов.
 
В секторе кабельного телевидения в Липецке в последние полгода у нас наблюдается стагнация из-за поднятия цены на моно-КТВ. Вы знаете, почему мы были вынуждены на это пойти — потому что у нас привязанные к доллару контракты с Viasat, Discovery, Eurosport, Viacom и Telco Media — то есть, со всеми мейджорами. Поэтому мы подняли цены на моно-услугу КТВ, а это более 20% всей нашей абонентской базы. Если считать по договорам, конечно. У нас есть такое понятие в управленческом учёте, называется "абоненто-услуга", то есть на одну подключенную квартиру возможно три абоненто-услуги: кабельное телевидение, интернет, городская телефония. К примеру, спрос на фиксированную телефонную связь составляет более 6 тысяч клиентов, и это число неуклонно растет, что не может не радовать..
 
К.: Но вроде как от этого постепенно отходят, разве нет?
П.М.: Мы — нет, не отходим. Мы стационарную телефонию активно развиваем. В пакете с интернет и КТВ она всё более востребована. Да, и у нас есть идеи, как стать виртуальным оператором сотовой связи, и это нужно делать. Например, в Германии 26% номеров — это виртуальные сотовые операторы. Но это пока в планах, и, вероятно, первыми эти планы осуществят те, кто покрупнее нас — а мы на них посмотрим. Чем нам помогает стационарная телефония? Во-первых, мы продаём "безлимит" по городу чуть дешевле, у нас меньше издержки, потому что и интернет, и телефония соединены в одну сеть, все это подключается одним и тем же человеком, учитывается одним и тем же человеком. Это удобно и для абонента, и для нас. Эта услуга делает клиента лояльнее, привязывает к нам, не говоря уже о том, что средний доход от таких клиентов существенно выше. 
 
К.: Ну, как я понимаю, наращивать число абонентов уже сложно, если только не выходить на другие рынки — соседние...
П.М.: Больше всего квартир в Липецке подключено к услугам нашей сети. В области нас нет, там работает "Ростелеком". "ЭР-Телекома" в области тоже нет, и никого из других крупных операторов в области тоже нет. Ну, может быть, какие-то мелкие локальные операторы, о которых мы и не слышали.
 
К.: А почему вы не пошли за город?
П.М.: Потому что у нас ещё Липецк не был "съеден". На все "хотелки" денег никогда не хватает, ведь это всё инвестиции. Зачем инвестировать в Елец, если рядом не построенный микрорайон Липецка — логично?
 
А сейчас можно сказать, что весь Липецк построен, за исключением частного сектора, а частный сектор можно делать только по технологии GPON.
 
К.: Планируете внедрять GPON?
П.М.: Это зависит от того, как мы закроем 2016 год. 
 
К.: Вы застроили 190 тысяч квартир, а всего в городе 210 тысяч, вот эта разница и есть частный сектор?
П.М.: Нет, не совсем. В городе 210 тысяч только квартир, включая удалённый район Матырский, который только десять или пятнадцать лет назад вошел в состав Липецка. Если пользоваться стандартным коэффициентом 2,32, получается, что на нашей территории живет примерно 487 тысяч человек. Но это без частного сектора. 
 
К.: У вас достаточно серьёзное отношение к системе управления, к выстраиванию взаимоотношений с клиентами и продаж. Расскажите о ней.
П.М.: Когда в 2010 году ЭРТХ пришёл в наш город и появился чувствительный отток, мы задумались, почему это происходит? Поняли, что первое — сервис и качество услуги, в этом направлении и действовали.
 
Тогда мы запустили цифровое телевидение. Одними из первых в России, именно "цифру" в открытом виде. Сначала было 60 каналов, потом 70, затем 80, а сейчас — 140. Мы выбрали в своё время формат DVB-T, поскольку парк телевизоров для DVB-C был достаточно мал.
 
К.: Много абонентов подключено?
П.М.: Конечно много. ☺
 
К.: На сколько каналов меньше аналоговый пакет, чем цифровой, и какова разница в цене?
П.М.: У нас 70 аналоговых каналов и более 170 цифровых. Что касается цены, тут нужно понимать, что когда в городе есть игрок с неограниченными финансовыми возможностями, с аналоговым пакетом из 60 телевизионных каналов, с современной сетью, с современным производством — вот тут и возникает ценовая конкуренция.
 
К.: Жёсткая?
П.М.: Да. И это странно наблюдать со стороны серьезных федеральных компаний, видимо возможности других инструментов ими исчерпаны.
 
Был соблазн пойти по их пути, снижать цены. Но мы приняли решение сделать нашим конкурентным преимуществом прозрачность, понятность тарифов, неизменность цены.
 
Это было довольно давно, когда пакет услуг у нас стоил 500 рублей. Спустя три года "ЭР-Телеком" пришёл в наш город и стал продавать пакет услуг за 400 рублей. Это такая стратегия — когда эта компания входит в новый город, она всегда предлагает людям цену примерно на 100 рублей ниже той, что есть у конкурентов. Но через полгода вступали в силу так называемые звёздочки, специальные условия договора, прописанные самым мелким шрифтом, и абоненты уже должны были платить 600 или 700 рублей за услугу. А мы своим абонентам говорим: "Никаких звёздочек — какую цену установили, такая и будет". Есть условия акции, которые мы честно озвучиваем в рекламе: "Дорогие друзья! Акционная цена действует два месяца, три месяца, на четвёртый она будет вот такой". Сейчас подобные акции уже не проводим, но если и проводили раньше, то оповещали об этом не самым мелким шрифтом, а наоборот, честно: громко и крупно. В результате серьезного технического перевооружения и прозрачной ценовой политики у нас получилось не просто остаться на рынке, но и существенно вырасти. Абоненты вернулись, в том числе и потому, что у конкурентов резкое повышение акционных цен не было связано с повышением ценности.
 
 
К.: При этом стоимость услуги и состав пакета, например, "ЭР-Телекома", были сопоставимы со стоимостью и составом вашего пакета?
П.М.: Пожалуй, у нас это соотношение было даже лучше. Когда мы в 2011 году запустили цифровое телевидение, у "ЭР-Телекома" его еще не было, а вот сейчас "ЭР-Телеком" имеет неплохой цифровой пакет.
 
К.: Но у "ЭР-Телекома" есть интерактивное телевидение, а не "открытая цифра". 
П.М.: Ну почему, у них есть "открытая цифра", и довольно значительный пакет. Плюс, не забывайте про акции, когда при подключении и в течение очень продолжительного времени абонент получает бонусом закрытые цифровые каналы, в том числе HD, по цене стандартного КТВ. 
 
К.: Официальная позиция "ЭР-Телекома", которую оператор озвучивает на конференциях: "открытая цифра" — это безусловное зло. И трудно с ним не согласится, если говорить о долгосрочной перспективе. Маркетингово это тупиковый путь, потому что "открытая цифра" не увеличивает доход оператора. Хотя, конечно, оператор может допродавать к открытому цифровому пакету какие-то дополнительные пакеты — некоторым кабельщикам это удается. Вы это делаете?
П.М.: Да, делаем. У нас есть пакет "Спортивный", есть пакет для взрослых, есть a-la-carte каналы, отдельно продаются каналы "Наш футбол", "Дождь" и несколько HD-каналов приятным дополнением к этим пакетам. Но подобное пакетирование приносит незначительный дополнительный доход. 
И мы уверены, что бесплатная аренда приставок и оборудования для приема закрытых каналов очень несущественно влияет на расклад сил и конкурентную борьбу. Из наших конкурентов трое пользуются этим (бесплатно или на очень демократичных финансовых условиях), но это их не спасает от перетока абонентов. В нашем городе у наших конкурентов необходимость платить за аренду приставки наступает после окончания промо-периода, который длится до года/полугода. Средний "срок жизни" абонента до сих пор тяжело посчитать, но довольно часто это именно год, т.е. до момента, когда поднимется цена. И какой смысл во всём этом? 
 
Сейчас в Липецке нашими конкурентами активно продвигаются предложения а-ля "350 рублей за ТВ+интернет". Да, 350 рублей. Мы за эту услугу берём 500/600 рублей. Вот с такими-то "абонентами по 350″ мы и работаем, ждём, когда у них закончится промо-период и когда они, как правило, начнут платить деньги за приставку и пакет, причем не по промо-цене. С целью дальнейшего удержания конкуренты продлевают промо-тариф, ARPU снижается, что вынуждает корректировать планы. Нестабильность такой модели нам очевидна. 
 
К.: К сожалению, "пока толстый сохнет, худой — дохнет", и есть подозрение, что подкожного жира у крупных операторов для выжидания (когда же вымрут маленькие) хватит надолго.
П.М.: Поэтому, чтобы работать и расти дальше, нам нужно пользоваться услугами ассоциации "Ростелесеть", в которую мы вступили. Будем надеяться на уверенный рост возможностей и продвижение ассоциации, в том числе её участие в обсуждении перспектив развития отрасли на федеральном уровне. А мы будем объединяться, для обмена опытом и защиты интересов средних и мелких операторов связи.
 
К.: Какие вы используете инструменты для продвижения своей услуги? 
П.М.: Самое первое — это структура коммерческого отдела или коммерческой службы: руководитель, начальник отдела прямых продаж, супервайзеры и агенты. Кстати, на рубеже 2011 — 2012 годов мы получили несколько ценных кадров, перешедших к нам непосредственно из компании-конкурента. Сейчас они прекрасно работают и являются патриотами "Телемира", утверждая, что обратно не вернутся никогда и ни за какие коврижки.
 
К.: Почему?
П.М.: Не знаю, я их не допрашивал, но очевидно, что это не поза.
 
К.: Сколько у вас людей в продажах?
П.М.: Их число меняется в зависимости от нескольких факторов. Я могу сказать, что мы подключаем в месяц полторы тысячи абонентов кабельного телевидения и отключаем в месяц почти столько же. Хорошо, что результат такой, потому что в некоторые месяцы прошлого года у нас был отрицательный прирост. А по интернету картина другая: мы отключаем в месяц 1000, и подключаем 1100 — 1500 абонентов, т.е. прирост положительный. В условиях насыщенного рынка это совсем неплохой результат. 
 
К.: Уровень качества услуг у всех конкурентов сопоставим?
П.М.: Специально мы не мониторим, к сожалению, и мы не можем выявить процент доступности услуги у конкурентов. У себя регулярно отслеживаем ПТС — это показатели технического сервиса, и у нас есть нормы доступности услуги для абонента, доступности услуги для домового узла, районного и головного узла. Мы их чётко отслеживаем, плюс, мы модернизировали головное оборудование в 2013–2014 году. В 2013 приняли решение — в 2014 закупили, заменили и сервис у нас вышел на куда более высокий уровень.
 
Так что мне хочется сказать, что сервис у нас самый лучший, но так это или нет? Абоненты голосуют ногами, и, судя по ногам абонентов, у нас отличный сервис — один из лучших.
 
К.: Но когда абонент уходит, то это не всегда зависит от сервиса.
П.М.: Ну конечно, перебои в работе используется конкурентами как информационный повод, в нашем городе это очень распространенный способ "агитации". Любые проблемы, которые у тебя возникают, тут же используются конкурентами, чтобы рассказать твоим абонентам, что существует другая компания, у которой ничего подобного никогда не произойдёт. Это будет явной неправдой, но это работает, к сожалению.
 
К.: Насколько сильно вас утомляет история с блокировками?
П.М.: Нас гораздо больше утомляет то, что мы не понимаем, что будет дальше. Все требования властей к операторам с нашей стороны выполняются. Мы уже сейчас производим авторизацию абонентов при подключении к точкам WI-FI в городе. Фактически, когда постановление Правительства ещё не вышло, у нас авторизация уже работала.
 
К.: В этом смысле мне понравилась находка у Алексея Амелькина из Новомичуринска (интервью с ним мы скоро будем публиковать): они на всех точках, которые поставили по городу, сделали бесплатный доступ для своих абонентов, которые авторизуются именно как их абоненты.
П.М.: Тут сложность в том, что редко кто помнит номер своего абонентского договора. Технически это работает, но фактически есть сложность с тем, что человек не помнит ничего про себя — ни номер паспорта, ни номер договора.
 
К.: Стало быть, вернемся к проблеме с блокировкой запрещенных сайтов, о чем "столько писали большевики", — проблемы не было?
П.М.: Разумеется, поначалу были какие-то технические вопросы — мы их сняли. Но нам не понятно, что будет дальше. Все — не только интернет-сообщество — прекрасно понимают, что заблокировать какую-то страницу YouTube мелкому оператору (не такому, как мы, а мельче) возможно, только заблокировав весь YouTube. Это крупные операторы могут поставить "железку" за 5 −10 миллионов на каждый город, и она будет это делать. Можно сесть, напрячь мозги, найти какие-то пути, на коленке что-то собрать, докупив что-то в лизинг — и заблокировать конкретные страницы, попавшие в список. Но мелкие операторы в районных центрах не смогут этого сделать.
 
К.: Зато мелкие операторы покупают трафик у "Ростелекома" или другого федерального оператора — почему не блокировать на этом уровне?
П.М.: Это вопрос "Ростелекому" — почему он не блокирует запрещенные ресурсы при продаже трафика нижестоящим операторам? 
 
Тут к разговору присоединился ведущий инженер "Телемира" Артем Мицкий, который занимается именно темой блокировок, СОРМ и т.п.
Артём Мицкий: Федеральные магистральные операторы, конечно, тоже должны блокировать запрещённые сайты, но не все из них готовы сейчас предоставлять эту блокировку в качестве услуги своим клиентам-нижестоящим операторам связи. Реализация решения на продажу всегда дороже чем для себя. У кого-то это уже получается — например тот же ТТК, у которого мы покупаем трафик, также предоставил нам свою систему блокировки. Надо только помнить, что это относится в первую очередь к провайдерам, предоставляющим полный доступ, а не к разным пирингам вроде MSK-IX и Data-IX.
 
Правда, такое решение тоже не идеальное — оптимальный маршрут на Google сейчас идёт через MSK-IX, но нам приходится направлять его на ТТК для того, чтобы работала система блокировок.
 
П.М.: Одним словом, мы решаем вопросы, связанные с новшествами в регулировании вопроса блокировок. Но остаются зеркала, анонимайзеры, некоторые сайты вообще нельзя заблокировать частично (например, одну запись на YouTube крайне сложно заблокировать — только ресурс целиком).
 
А.М.: Конечно, ведь проблема блокирования https никуда не исчезла. Такой сайт можно заблокировать либо целиком, либо с помощью подмены сертификата, а любой современный браузер в таком случае покажет предупреждение о том, что сертификат конечной точки, скорее всего, поддельный. Да и многие сайты, использующие https по полной в таком случае просто перестанут открываться.
 
П.М.: Получается, что ВСЯ работа всей отрасли по блокировке, например, Google-трафика, в котором содержатся запрещённые ссылки, может просто оказаться бесполезной. Это только декларация, на самом деле сейчас https-cтраницы никем не блокируются, это возможно, только заблокировав сайт https целиком/
 
К.: Вернемся к ТВ-теме. Помимо телевидения, телефонии, цифрового телевидения, доппакетов, какие ещё "фишки" у вас есть? Условно говоря, продаёте ли вы приставки с PVR? Или у вас, может быть, есть видеонаблюдение? Мы видели, что "Уфанет" ремонтирует оборудование — возможно вы тоже этим занимаетесь?
П.М.: У нас в планах сейчас внедрить ОТТ-сервис, мы работаем над этим.
 
К.: Федеральный, типа "Моё ТВ" или "Смотрёшки", или собственный?
П.М.: Собственный. Идея в следующем: нашим абонентам нужно помочь, настроить, объяснить как это работает, заинтересовать, и тогда они будут пользоваться этим ОТТ-сервисом, а платить деньги будут за наши три услуги. Возможно, он будет для них бесплатным, но это будет сервис, который никогда уже не сдвинет их ни влево, ни вправо — к конкурентам, это раз. И на этом же сервисе нам для продажи доппакетов не нужно будет никакое оборудование, потому что он будет работать на Smart-TV и в приложении вашего планшета и смартфона. Эта функция стала необходимой, пусть для небольшого процента населения (сейчас, по оценкам, 12% населения имеют телевизоры с функцией Smart) — те, кто начал им пользоваться, уже не перестанут. И процент подключенных к интерактивному ТВ будет расти.
 
К.: Что будет входить в эту услугу? Вы сами планируете разрабатывать программную часть или доверитесь сторонней компании?
П.М.: Мы будем использовать аутсорсинг. Основной "фишкой" будет, конечно, NPVR-запись телевизионных программ.
 
И это наряду с основным предназначением этого сервиса — многоэкранностью. Возможно, нам удастся договориться с кем-нибудь из интерактивных платформ. С TVzavr’ом мы уже работаем, и если нам удастся "воткнуть" их в наш интерфейс, будет отлично. Коллеги из Viasat со своим TV1000 Play также заинтересованы в сотрудничестве.
 
Вопрос — почему сразу не "Смотрёшка"? Да потому что "Смотрёшку" абонент может смотреть с любым оператором связи. А мы хотим, чтобы наше ОТТ работало только на нашей сети. Услуга только для наших абонентов, у которых действующий контракт, будет работать и на смартфоне, и планшете, и на Smart-ТВ. 
 
Надеюсь, что у нас всё получится, и мы это продадим. Кстати, из других городов, с которыми мы никогда не будем конкурировать, нам подсказали: "Вы бы легко это продвинули, если бы у вас был такой парк приставок, как у нас". Наш парк приставок — ноль, поэтому будем продвигать Smart-TV мультискрин, многоэкранность. 
 
И ещё, нами в городе установлено порядка двухсот работающих IP-камер видеонаблюдения на подъездах, они снимают и ночью и днём с прекрасным разрешением, и многие абоненты ими пользуются. Чтобы ими пользоваться, абоненту нужно иметь определённый пакет наших услуг. Плюс, установка камер снимает все возможные вопросы с жильцами и управляющими компаниями при разворачивании нашей сети в новых домах.
 
К.: А электронный программный гид вы сами пишете?
П.М.: Мы вначале воспользовались сторонней помощью, но теперь — сами. Игорь Николаевич, наш гений-инженер, пообещал сделать систему за два месяца без отрыва от своих основных задач. Игорь Николаевич подготовил это за четыре месяца — просто молодец! 
 
К.: А тексты?
П.М.: Тексты мы забираем у так называемых аутсорсеров и платим за них.
 
К.: Собственное вещание есть у вас?
П.М.: Сейчас нет, есть в планах, будем запускать в 2016/17 годах. Пока думаем — на чью-то платформу "садиться", либо готовить свой канал "с нуля".
 
К.: У вас есть инфоканал или что-то в этом роде?
П.М.: Нет, специального канала нет. У нас есть очень хорошие партнёры — телеканал "ВОТ-ТВ", который долгое время был у нас в эксклюзиве. Это молодые липецкие ребята, очень весёлые, они юморили всегда и везде. Раньше работали на местном ТВК ("Рен-ТВ") , теперь у них свой телеканал, они его продвигают. Например, достаточно свободные передачи регулярно вёл заместитель главы областной администрации. Так что необходимости в создании отдельного канала у нас просто не было.
 
К.: А какие вообще местные вещатели есть в Липецке?
П.М.: Есть телеканал областной администрации "Липецкое время" — неплохой канал, и, без сомнения, нужный. Есть телекомпания ТВК, входящая в медиагруппу НЛМК, которая вещает поверх трех "федералов" — "Рен-ТВ", СТС и "Домашнего" (речь о сетевом партнерстве и региональных вставках на эти каналы — Ред.). У них три частоты, аналоговый эфир в городе. У нас они распорстраняются в аналоговом пакете и в "цифре". 
 
Еще есть "Олимп" — партнер ТНТ, мы их транслировали только в местной версии, за что получали по шее от наших абонентов: они не хотели смотреть передачи компании "Олимп", а хотели смотреть передачи телекомпании ТНТ. Но как мы и надеялись, вопрос включения мультиплексов в цифру в неизменном виде разрешился, недавно это произошло. Поэтому сейчас мы транслируем и "чистый" мультиплекс и дублируем их же, но с местными вставками. 
 
К.: По-вашему, телеканал "Олимп" уже придумал, как будет выживать в новых условиях?
П.М.: Трудно сказать. Мы написали заявление в ОРТПЦ в установленной форме, нам в ответ выдали техусловия по установленной форме, и мы получаем за 6 тысяч рублей в месяц два мультиплекса. В наш цифровой пакет мы включаем оба мультиплекса, получаемые "от государства" в IP-потоке. Таким образом, в "цифре" все центральные телевизионные каналы транслируются уже без местных врезок, плюс дублируются те, кто захотел с нами договориться. В аналоге — с местными врезками (по крайней мере, пока их будут осуществлять местные вещатели). Какие решения для себя примут местные вещатели, мы пока не понимаем.
 
К.: А есть ли у владельца "Телемира" планы продать компанию? Эта тема весьма актуальна нынче, о планах по покупкам операторов не выступил только ленивый. Как это коснулось или может коснуться "Телемир"?
П.М.: Насколько я понимаю, планы продаться есть у любой коммерческой компании, занимающейся бизнесом, всё зависит от предложения. Видимо, в настоящий момент размер предложения не соответствует ожиданиям наших учредителей.
 
К.: Но на нашем рынке уже неоднократно случались ситуации, когда компанию/компании в жесткой конкурентной борьбе или с помощью новых законов обескровливали, после чего покупали за бесценок то, что осталось. Насколько серьезной Вы видите такую угрозу?
П.М.: Я не могу ответить на этот вопрос. Я не думаю, что есть какой-то единый центр управления, который директирует подобные действия, скорее — это сложение векторов желаний крупных компаний. И когда они складываются, они производят тот тренд, который мы видим сейчас. Но есть компании областного значения, такие, как наша — их очень много, и некоторые из них довольно крупные, межрегиональные. Если посмотреть на "Уфанет", его сети охватывают 16 городов в нескольких областях. Не меньше десятка городов в нескольких областях и на Урале у "Интерсвязи". А Good Line из Кемерово? А "Новател" в Новосибирске? Может быть, такое возможно со средними компаниями, но с уверенно стоящим на ногах бизнесом это уже невозможно. Будем создавать свой, общий для членов Ассоциации "Ростелесеть" тренд и векторы развития. Ассоциация будет доводить до регуляторов: существует крупная группа налогоплательщиков, которая намного эффективнее претворяет в жизнь планы правительства по цифровизации, внедрению интернета и новых технологий, игнорировать интересы этой группы — серьёзная ошибка!
 
К.: Спасибо!

0